ПОРТАЛ САМОРАЗВИТИЯ «DISTANT-NIK»

Статья: Просторный дом: мир разумных ограничений

В этой модели два важных пункта: четкость запретов и пространство свободы.

Автор: Н.И. КОЗЛОВ, д-р психологических наук, профессор
Ректор Университета практической психологии

В этой модели два важных пункта: четкость запретов и пространство свободы. Первое – свобода. Здесь родители стремятся к тому, чтобы ребенок жил в пространстве свободы, имел возможности свободно играть, пробовать и баловаться. Чем больше у ребенка свободы и чем меньше запретов – тем лучше. Запреты здесь скорее – вынужденная мера. Запреты – здесь заранее известны, их все знают, все понятно, они много раз проговорены и часто записаны, сверх этого ничего нет, и пока ты их не нарушаешь, мы тебя всегда любим.

Устанавливая запрет, родители думают, насколько он необходим и стараются сделать его понятным для ребенка.

Когда дети маленькие жесткость правил удобно обозначать цветами. Интересная система предложена Юлией Борисовной Гиппенрейтер в книге «Общаться с ребенком – Как?»: мы делим все поле, регламентирующее поведение ребенка, на четыре зоны. Обозначаем их цветом: зеленаяжелтаяоранжеваякрасная.

Зеленая зона

– В зеленую зону помещаем то, что ребенок может делать по собственному разумению или желанию. Например, выбрать, какую книгу почитать, в какие игры поиграть, кого пригласить к себе на день рождения и т.д. При определении этой зоны очень интересно бывает задуматься: а многое ли наш ребенок действительно может выбирать самостоятельно?

Желтая зона

– Желтая зона включает те действия, в которых ребенку предоставляется относительная свобода. То есть он может выбирать, что ему делать, но в определенных границах. Например, ему разрешается каждый день смотреть телевизор, но не более 1 часа и не позднее 9 часов вечера. Или самому решить, когда приступить к домашним заданиям, но работа должна быть закончена к 20 часам.

Важно, чтобы ребенок понимал, чем вызвано то или иное ограничение. Он вполне способен принять ваше спокойное, но твердое объяснение. Подчеркните при этом, что именно остается ребенку для его свободного выбора. Когда дети чувствуют уважение к их чувству свободы и самостоятельности, они легче воспринимают родительские ограничения.

Оранжевая зона

– Жизнь есть жизнь, в ней встречаются ситуации, которые заставляют нас иногда попадать в оранжевую зону. Она очерчивает те действия, которые разрешаются в случае особых обстоятельств. Например, отец возвращается после долгой командировки поздно вечером. Можно разрешить ребенку позже лечь спать и даже не пойти наутро в детский сад или (страшно сказать!) в школу. Или: ребенок оказывается в стрессовой ситуации, связанной с переездом, болезнью или смертью кого-то из близких. Здесь важно подчеркнуть ребенку, что разрешение оправдано только исключительными обстоятельствами. Обычно дети хорошо понимают подобные ограничения и больше готовы соблюдать правила в обычных ситуациях.

Красная зона

– Последняя, красная зона включает в себя действия, которые не являются приемлемыми никогда и ни при каких обстоятельствах. Здесь не может быть никаких исключений из правил. Нельзя выбегать на дорогу, баловаться с огнем, обижать слабых, предавать друзей... От элементарных правил безопасности к моральным нормам и социальным запретам.

С другой стороны, при необходимости запретить родители обозначают запрет четко и уверенно, жестко следя за его соблюдением: «нельзя» здесь значит «нельзя». Уважение установленных запретов здесь так же обязательно, как уважение свободы ребенка.

Поэтому: матом мы не разговариваем, и если нельзя кричать на бабушку, если нельзя драться палками, – значит нельзя. И если в 22.00 всем ложиться спать, то после 22.00 жизни нет. Никакой. Все спят.

Нельзя – значит нельзя всегда, однако жесткость запрета реализуется разнообразно, не обязательно только наказаниями, тем более наказаниями скорыми. Соблюдению запрета помогают личный пример, предупреждения, разъяснения, добрые разговоры, формирование тотального общественного мнения: «Вот это точно нельзя». Что-то может быть и прощено, но направление воспитательной политики определенно: то, что нельзя, то нельзя действительно. Как стены в доме. Стена не пускает не потому что она злая, а просто потому что она тут стоит. Такой порядок, и с этим не спорят.

Если папа сказал, что нельзя, значит нельзя. Почему? Потому что папа сказал. У нас в семье такие законы. В любом обществе есть законы, в любой семье есть законы. У нас – такие. У бабушки могут быть свои законы, в школе тоже, а у нас в семье – так. Почему? Потому что это наша семья. Потому что мы тебя любим, потому что так люди живут, потому что в нашей семье так принято.

Конечно, объяснить можно – почему. Как ребенку передаются запреты и предписания: вначале ребенку говориться что нельзя, и он должен это сделать; а вот когда он это сделает, или параллельно этому подробно все расскажем. Но вначале ребенок должен сделать. Почему? Потому что в семье есть папа. С папой все можно обсудить, но с папой нельзя спорить. Вначале сделай, как сказано, а потом мы все обсудим.

Папину твердость в этой модели обычно уравновешивает и поддерживает мамина теплота и мягкость. Именно тогда, когда папа твердо держит линию порядка, маме можно быть помягче. У мамы голос теплее, мама реже требует, а чаще вначале поговорит, обнимет и попросит по-хорошему: «Убери у себя в комнате, пожалуйста!». Папу надо слушаться сразу, а с мамой можно поговорить. Папа строгий, а мама добрая. И очень хорошо, если мама после жестких папиных требований мягко деток обняла и объяснила, почему нужно не сердится на папу, а действительно все сделать.

Важно: такая линия мамы возможна только при условии, когда рядом есть кто-то более жесткий. Без этого дети легко садятся на шею добрым родителям и на их просьбы уже сами требуют от родителей объяснений: «С какой стати мне выходить из-за компьютера? Не мешайте мне играть!» Эта ситуация недопустима, не ребенок – старший в доме.

А что же воспитывает здесь детей? Родители избегают здесь прямо учить детей, но учат их своим примером, своим образом жизни, увлекают своими увлечениями – и всем тем, чем детей удалось увлечь. Если родители хотят, чтобы дети занялись спортом, они ищут такой спорт и такие секции, где ребенку станет интересно самому. Конечно, заинтересованные родители управляют развитием своих детей, но делают это только ненавязчиво, разрешая им самостоятельно выбирать самое привлекательное из того, что нашли для них родители.

Просторный дом – достаточно удачная модель воспитания. Ее очевидные плюсы: хорошая возможность для самореализации позитивного потенциала ребенка. Дети здесь свободны, у них на душе хорошо и гармонично. При этом дети социализированы, в целом воспитаны, знают, что такое «нельзя», хорошо чувствуют себя и в школе и на работе.

Эта модель достаточно распространена. По этой модели строится нерелигиозное еврейское воспитание, этой модели придерживается большая часть интеллигентных людей с высоким уровнем достатка.

При этом в данном подходе есть и относительные минусы: уровень развития детей при таком воспитании модели, как правило, не самый высокий и скорее средний. Если ребенок талантливый и энергичный, горящий своими увлечениями – он разовьет здесь свой талант и свои способности. Если же ребенок склонен лениться – при таком подходе он имеет возможность лениться и – ленится. Трусоватый – трусит. Если родителям важно, чтобы их ребенок имел высокие достижения в жизни, эта модель. скорее всего, им не подойдет, и более их заинтересует модель «Просторный дом с линией развития».

Другие модели воспитания: "Чисто поле, лес густой: естественное воспитание", "Узкий коридор, железные рукавицы: жесткое воспитание".